На Каннском кинофестивале победили униженные и оскорбленные

Главную награду 71‑го Каннского кинофестиваля — «Золотую пальмовую ветвь» — получила японская картина «Магазинные воришки» Хирокадзу Корээды, родившаяся на основе газетной статьи о бедной семье, живущей на пенсию бабушки . Родители воспитывают случайно найденного, а фактически похищенного ребенка, и все вместе промышляют мелкими кражам в магазинах. Симпатичный, но не более того, фильм жюри во главе с австралийской актрисой Кейт Бланшетт, в состав которого входил и Андрей Звягинцев, признало лучшим. Причем на ту же тему было сделано гораздо более сильное, но беспощадное кино. Жюри предпочло мягкий, мыльный вариант. Вся программа нынешнего фестиваля изобиловала фильмами об униженных и оскорбленных.

На Каннском кинофестивале победили униженные и оскорбленные

Обладатель “Золотой пальмовой ветви” – японский режиссер Корэ-эда. Фото предоставлено каннским кинофестивалем.

Показанная в последний конкурсный день «Айка» российского режиссера Сергея Дворцевого принесла награду за лучшую женскую роль Самал Еслямовой из Казахстана — едва ли не единственной профессиональной актрисе среди снимавшихся мигрантов и гастарбайтеров. Она сыграла приехавшую в Москву на заработки киргизскую девушку, оставившую ребенка в роддоме. Сбежав оттуда, истекающая кровью героиня сразу же отправилась ощипывать кур в сомнительном подпольном предприятии. Вручала награду Азия Ардженто, рассказавшая со сцены, как в Каннах ее изнасиловал ужасный продюсер Харви Вайнштейн. Все было продумано: героиню фильма Дворцевого тоже изнасиловал работодатель.


Кадр из фильме “Капернаум”.

Работа над «Айкой» продолжалась шесть лет. В копродукции помимо России участвовали Польша, Германия, Казахстан и Китай. Съемки шли даже в дни фестиваля. Посмотрев рабочий материал, фестивальные отборщики так вдохновились, что включили незаконченную картину в конкурс. Сергея Дворцевого к созданию «Айки» подвигла статья о 248 киргизских женщинах, тянущих лямку в Москве и вынужденных отказаться от собственных детей. Исполнительница главной роли Самал Еслямова оказалась едва ли не самой застенчивой актрисой на фестивале, за нее говорил в основном режиссер: «Каждое мгновение для актрисы — страдание. Я как режиссер всего лишь шел за ней. В какой-то момент героиня уже перестала мне принадлежать, жила своей жизнью. Иначе как железной Айкой не могу ее назвать. Природа взяла свое и заставила ее полюбить оставленного ребенка. Так что не все потеряно». Вместе с Самал Дворцевой работал еще в своей первой игровой картине — «Тюльпан», получившей главный приз каннской программы «Особый взгляд» в 2008 году. Актриса призналась, что у нее еще нет детей, поэтому пришлось много разговаривать с теми, у кого они есть: «Да, я актриса и играю роль, но надо было все пропустить через себя, пережить. Моя героиня оказалась в трудной ситуации, и на ее месте многие поступили бы точно так же. Мне важна была вера в режиссера, в то, что мы делали, и все сложности становились преодолимыми».


Обладатель Гран-при Спайк Ли. Представлено пресс-службой Каннского фестиваля.

В фестивальном дворце оборудовали в этом году комнату для кормления грудью. Только вряд ли кто-то мог ею воспользоваться. Преодолевать по пять, а то и больше зон досмотра с младенцем было бы невозможно. Тут и без детей сойдешь с ума, прежде чем пройдешь многократные выворачивания карманов и сумок на пути в кинозал.

Награду за лучшую мужскую роль вручили итальянскому актеру Марчелло Фонтоне, сыгравшему человека чаплиновского типа в «Догмэне» у одного из лучших сегодня итальянских режиссеров — Маттео Гарроне. Его Марчелло живет среди собак, которых на время приводят к нему хозяева, дружит с наркоманами, готовыми в любой момент его прибить. Жизнь безрадостна, но никакие ее мерзости к нему не прилипают. Фонтоне еще и режиссер, но, глядя на него, никогда не подумаешь, что он имеет хоть какое-то отношение к искусству. В этом году количество собак на экране превысило все нормы. Собственно, собаки и дети стали едва ли не главными героями многих фильмов. Но бурные споры вызвали не лучшие друзья человека, а уточка из «Дома, который построил Джек» Ларса фон Триера, где будущий маньяк, а пока подросток, подрезает ей лапки. Организации, занимающиеся защитой животных, провели расследование и к концу фестиваля успокоили волнующихся зрителей: лапки Триер сделал из силикона. Изверга из него сделать не удалось.


Лучшая режиссерская работа “Холодная война”. Кадр из фильма.

Приз жюри получила ливанский режиссер Надин Лабаки за «Капернаум», где снимались актеры, найденные на улице. Главную роль сыграл 12‑летний Зейн аль-Раффеа из Сирии. С родителями он бежал от войны в Бейрут и уже имеет опыт работы в супермаркете. В роли его 10‑летней сестры — девочка из Алеппо. Прочитаешь ее биографию — волосы встанут дыбом. Годовалая кроха, чьи отец и мать депортированы в Нигерию и Кению, сыграла прелестного мальчика, путешествующего по трущобам в корыте. Рахим из Эфиопии была арестована сразу после съемок сцены, где ее героиня попадает в тюрьму. Пришлось ее оттуда вызволять. Все эти люди на экране и в жизни лишены документов, поскольку не имеют 150 долларов на их оформление, и подлежат депортации в Сирию и Эфиопию. На пресс-конференции многие из них плакали. Надин Лабаки помогла своим актерам легализоваться, дала надежду на новую жизнь.

«Серебряная пальмовая ветвь» за лучшую режиссерскую работу — у живущего в Великобритании поляка Павла Павликовского за стильную, как натюрморт, но холодную «Холодную войну» о послевоенной Польше, испытавшей на себе железную хватку Москвы.

87‑летний французский классик Жан-Люк Годар удостоен придуманного для него спецприза — «Золотая пальмовая ветвь» за «Книгу образов». Награда, скорее всего, не приведет его в восторг. Каннский кинофестиваль, как и все другие вместе взятые, он презирает, и, само собой, Годар не приехал в Канны из Швейцарии, где живет в последние годы.


фото: Светлана Хохрякова
Российский режиссер Сергей Дворцевой и актриса Самал Еслямова.

За лучший сценарий отметили сразу два фильма — «Счастливый Лазарь» итальянки Аличе Рорвахер и «Три лица» опального иранца Джафара Панахи, которому запрещен выезд из страны и которого представляли в Каннах жена и снимавшиеся у него актрисы. Пожалуй, это самое странное решение жюри. Сценарий — далеко не самая сильная составляющая этих картин.

Гран-при — у американского режиссера Спайка Ли за «Черного клановца». Вечный борец за права темнокожих, он напомнил о событиях 70‑х, связанных с деятельностью ку-клукс-клана, сопоставив их с эпохой Трампа. На премьере пальцы Спайка Ли украшали кольца в виде кастетов с надписями «Любовь» и «Ненависть». Накануне церемонии закрытия Рома Зверь и Герман Осипов получили ежегодную премию журналистского жюри Cannes Soundtrack Award за саундтрек к конкурсному фильму «Лето» Кирилла Серебренникова, пополнив ряды лауреатов прежних лет: Эннио Морриконе, Мишеля Леграна, Нино Роты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *